21.07.2009(вт). 11 день похода

2009-07-21T11:00:00+07:00

9:47
Мошки в Золотой действительно нету, одни комары. Они менее назойливы и ищут кровь, а не безумно летают; поэтому сидеть приятнее.Впрочем, мы сейчас обнаружили,что в палатках притащили несколько особей двухвосток и мух (собирались в спешке, вот и не вытряхнули), поэтому мошка в долине вскорости появится. Но после.

Мама бегает и кричит, что только что наконец-то открылись Три Грации и их надо фоткать. Облако со скал ушло не полностью, что омрачает её триумф. И ради этих фотографий…Ладно,об этом я уже писал.

Жарит солнце, по кедрачу гуляет ветер. Мама гонит всех фотографировать в приказном порядке. Женя не хочет, его подгоняют. Смешно.

Нет,это действительно красиво - но ведь не НАСТОЛЬКО красиво! Мне они не нужны, Яреку тоже. Только маме. Бегает и мечет. Всех подгоняет. Зрелище неприятное.

Мозоли заживают, оставляя только кровавые пятнышки. На них садятся комары, но я не даю им полакомиться.

Кетчуп почти доели, но я не хочу оставлять; ещё на раз хватит, а мясо без кетчупа не так вкусно,особенно - мясо соевое.

Про маршруты писать не буду, пока что вопросительно. Но мама, похоже, уже решила всё от и до.

18:28
События дня сего начались с момента, когда мы покинули стоянку. Тропу нашли не сразу, а как нашли - стали фотографироваться на фоне гор. На фотографии видно моё отношение к этой идее - когда я упаковал обратно штатив, мы продолжили путь.

Опущу большую часть тропы. Это несколько бродов, болота, ручьи и озёра…Шли мы без обеда, поэтому сейчас сильно измотаны. Когда перебредали Хунул-Хузух (ручей), я немного потерялся в броде и решил допрыгнуть остаток расстояния до берега; прыжок был успешен, но я поранил до крови большой палец правой руки. Ничего страшного, просто куча крови и мяса.

Интересно описать следующее. Во-первых, после фотосеанса встретили мы семейную пару - они попросили сказать точное время. Идут они с Караташа, прошли по скалам. Попутно выяснилось, насколько отстали мои часы: минут на 40-50. неплохо, но - я не проверял их две недели. Странно, почему они начали так отставать.

Вторым достойным внимания происшествием считаю я вертолёт, который услышал, приземлившись на берег Хунул-Хузуха. Поднявшись по склону, я увидел спасательный вертолёт, который заходил на посадку в районе Изумрудного. Спасательный ли он был, я не могу сказать наверняка; я не увидел опознавательных знаков.1На том же склоне суетилась какая-то группа. По-видимому, захотели они свалить с Караташа через это озеро; надеюсь,что вертолёт забрал раненого,но не убитого. Вертолёт стоял там долго,около часа или полутора; когда он улетал, мы уже были на озере.

И вот, прошли мы к Хунул-Хузуху, озеру. Снега было очень много, ручей весь под снегом, мы шли прямо по льду, над клокочущей водой. Не буду затягивать, встали мы у озера и теперь раскладываем палатки; стоянка далеко от воды, но здесь меньше ветра, больше дров и комаров.

Костя нашёл ещё один “скоросшиватель” - видимо, это всё-таки опоры жёсткости его ботинок. Также он выяснил,что рядом,у озера, сейчас обедает (в 7 вечера!) какая-то группа и они бегут на перевал, потому что завтра им на электричку.

Рассказ мой сбивчив, но я спешу не упустить ничего; Костя и Женя идут купаться, а я опишу самое главное.

Слишком много снега. Кара-Таш в снегу, полностью. Поэтому вокруг так мало людей. Поэтому все идут через НГПИ и Изумрудное. Снега очень много, гораздо больше ручьёв; есть лишь…

Запись обрывается.

18:52
Продолжаю запись, прерванную по причинам, от меня не зависящим. Если лишь один относительно безопасный путь наверх: скалы. Скалы надёжнее снега, потому что снег тает. Но скалы сложнее. Мокрые скалы могут быть даже опаснее тающего снега.

Мы посмотрим, каким путём пойдут скоро наши соседи. С той стороны наверняка все предупреждены о снегах на перевале, но мы идём отсюда. Всё-таки странно: в прежние года ради полоумных туристов ступени рубили, а сейчас их как-то задерживают.

Но мне пора. Позже продолжу. Быть может.

19:21
Соседи пошли самой опасной дорогой: по нижней кромке снежника, затем - по скалам наверх, опять по снегу и по диагонали вверх напрямик. По тающему снегу это - самоубийство, особенно вечером.Кстати, за такими отчаянными обычно и посылают вертолёты.

Тропа из ивняка выходит на снежник в его нижнем левом углу. После того,как любым способом группа пересекает снег, она должна попасть на продолжение тропы и пойти направо вверх. Сейчас июль, снег обильно тает; на краях снежника он тонок, а внизу под снегом и на нём много воды, которой становится больше к вечеру.Мы пойдём утром, когда солнце ещё не успеет растопить опасного количества.Снег тает и сам по себе, от тёплого воздуха, но на солнце он делает это чрезвычайно быстро.

По нижнюю кромку снежника видны камни: курум. Талые воды текут под ним. Если камни сухие, то это - достаточно надёжная дорога. Опасность на ней могут представлять только “живые” камни - шатающиеся, но если умело пользоваться палкой и держать равновесие, это не станет большой проблемой. Курум занимает позицию внизу и слева от снежника. Если он по любой причине будет мокрым, это даст ещё один минус. Сами по себе мокрые камни скользкие, но только если прошёл обильный дождь. Намного опаснее мхи и лишайники, растущие на камнях. От любого, даже мелкого дождя, они набухают и распушаются. Если наступить на такой лишайник, сапог почувствует крепкую связь с зелёными водорослями. Но связь эта иллюзорна: грибные корни лишайников не настолько крепко держатся за камень. Проще говоря, вы наступите и будете думать, что нога держится крепко; но как только вы сделаете шаг, лишайник отцепится под вашим весом, и вы упадёте. Не настолько редкая картина в дождь.

Следует обратить внимание на уклон. Снежник имеет форму собаки, смотрящей налево - на восток.Хвоста у неё не видно, он растёт откуда-то с запада; не суть важно. У собаки две “ноги” - это два снежных промежутка, между камнями и между камнями и скалой. Первый достаточно длинен, но полог; второй имеет очень крутой уклон к воде. Один неверный шаг потащит либо на камни, либо в воду - и неизвестно, возможно ли удержаться на камнях.

Чуть выше носа собаки, вверху слева от снежника находятся скалы. Скалы труднее камней, потому что они высоки. Требуется ещё залезть на них, что трудно с рюкзаком за спиной. На скалах не растут лишайники так,как на камнях - но в дождливую погоду они ничем не надёжнее камней. Хуже всего то,что по ним придётся лезть вверх,а отсюда не видно,насколько они круты и возможно ли там залезть вообще.

Стоянка на Хунул-ХузухеПалатки стоят и готовы. На костре варится перловка. Солнце зайдёт через час или полтора, горы на западе не очень высоки. Пани уже искупалист, кстати.

Перловку будем есть со шпротами. А может быть,даже со шпротами и соевым мясом.Разнообразие - залог успеха в кулинарии.Сыр и торт доели утром, тем более.

1: Костя говорит,что отчётливо заметил знаки МЧС.